ПЕЛЕВИН Виктор О.

  29-01-2022

                                    Жизнь насекомых

Неоднозначное отношение к книге. Во вкус вошла только в конце повествования. Постоянно присутствует когнитивный диссонанс, когда привычные имена приходится соотносить с насекомыми. Действующие лица — муравьи Марина и Николай, муха Наташа, мотыльки Митя и Дима, комары Сэм, Арнольд и Артур, жуки-скарабеи, тараканы. Они же проститутки, бизнесмены и т.д. Вся эта живность очень развита интеллектуально, она в курсе политических событий, ссылается на Марка Аврелия и других авторов, интересуется искусством. Им не чужды философские рассуждения.

«Отец терпеливо улыбнулся. – Я знаю, это сложно понять, – сказал он. – Но, кроме навоза, ничего просто нет. Все, что я вижу вокруг, – отец широким жестом обвел туман, – это на самом деле Йа. И цель жизни – толкать его вперед. Понимаешь? Когда смотришь по сторонам, просто видишь Йа изнутри» (В. Пелевин).

                                    Empire V. Повесть о настоящем сверхчеловеке.

Я бы предпочла в качестве подзаголовка перевод заголовка — Империя вампиров. Обычный 19-летний парень, московский грузчик, у которого трудные взаимоотнощения с матерью, совершенно неожиданно для себя становится вампиром. Небольшой ликбез в области дискурса и гламура — и вот он уже способен рассуждать на уровне философа со стажем. Подтекст произведения очевиден. Конечно, до «Гарри Поттера» книга не дотягивает, но читать интересно.

«Еще через несколько дней я все-таки попробовал препарат из литературного раздела. Покойный Брама был большим ценителем Набокова  это подтверждали портреты на стене. В его библиотеке было не меньше тридцати препаратов, так или иначе связанных с писателем. Среди них были и такие странные пробирки, как, например, "Пастернак + 1/2 Nabokov". Было непонятно, что здесь имеется в виду. То ли речь шла о неизвестной главе из личной жизни титанов, то ли это была попытка смешать их дарования в алхимической реторте в определенной пропорции» (В. Пелевин).

                                      Transhumanism Inc.

Чувство восхищения не покидало с первой строчки до последней. Дело происходит в XXIV веке, но все наши реалии обыгрываются настолько живо и точно, что не восхищаться этим нельзя. Через всю книгу проходит эфемерный персонаж Гольденштерн, который в конце книги оказывается Розенкранцом. Поскольку роман Стоппарда для меня никакой, присутствие этих персонажей у Пелевина выглядит очень смешно. В конце раскрылась тайна отца Гамлета и самого Гамлета, но не это главное. Главное — несколько разных сюжетов, касающихся реалий сегодняшней жизни, рассматриваемых с позиций XXIV века.

«Маня гордилась отцом невероятно, хоть не представляла, как он выглядит. Вернее, вопрос не имел смысла: тело, в котором его видели другие банкиры или мама, он мог выбирать точно так же, как сама она выбирала аватарку для игры. К ее огментам папа не подключался по занесенному в брачный договор требованию мамы — она и так была недовольна восторженной фиксацией дочки на отце. По голосу папы казалось, что он молодой мужчина в расцвете сил. Но голос, конечно, тоже был синтетическим.Правители человечества, тайные и явные, давно переехали мозгами в банки — и хоть папа к хозяевам мира не относился, быть дочкой банкира второго таера было круто все равно. Когда Маня говорила, что ее папа банкир, никто не задавал уточняющих вопросов: номинально у слова сохранялись два смысла, но путаницы не возникало, потому что всеми банками давно управляли из банок» (В. Пелевин).